Черновики новой книги. Эпизод 4. Продолжение 3. Выбор без выбора

16.08.2017 г. НОВОСТИ /
Черновики новой книги. Эпизод 4. Продолжение 3. Выбор без выбора

Эпизод 1. http://alexdok.ru/blog/blog_212.html
Эпизод 1. Продолжение.http://alexdok.ru/blog/blog_213.html

Эпизод 2. http://alexdok.ru/blog/blog_216.html

Эпизод 2. Продолжение. http://alexdok.ru/blog/blog_217.html

Эпизод 3. Не такой, как все. Первые пробы. Аллергия. http://alexdok.ru/blog/blog_218.html

Эпизод 4. Выбор без выбора. Первые пробы http://alexdok.ru/blog/blog_219.html

Эпизод 4. Выбор без выбора. Продолжение 1 http://alexdok.ru/blog/blog_220.html

Эпизод 4. Выбор без выбора. Продолжение 2 http://alexdok.ru/blog/blog_221.html

После нескольких лет, проведенных в школе Олимпийского резерва с жестким режимом, спортивными сборами, соревнованиями и недосыпами, жизнь советского школьника с окраины среднестатистического города-миллионника, с одной стороны, ощущается очень свободной, с другой - серой и облезлой, как стены панельных пятиэтажек барачного типа этих окраин.

Желания учиться не было совсем. Одноклассники и учителя были скучны и неинтересны.

Когда однажды отец мне сказал: «Будешь курить только через мой труп!», я ответил: «Значит, через труп...»

Лавочки, сигаретки, подъезды, семечки, подвалы, косячки, пиво, транквилизаторы, снотворные, спирт, хлороформ, детские сады, пиво... осеньзимавесналето, снова осень...
Зачем-то мы с приятелем угнали «Камаз». Выпили пива. И угнали. Знаете, в чем парадокс, драма и чудо? В том, что до этого случая опыта вождения у меня не было (ну разве что в детстве на коленях у друга семьи, директора овощного магазина и теневого миллионера, у которого в середине 70х были новые «Жигули»).
Комиссия по делам несовершеннолетних с настоятельной рекомендацией закончить среднюю школу в спецшколе для трудных подростков. Эта ситуация меня протрезвила и возможно, уберегла от многих необдуманных шагов в будущем. Отец, инженер, на этой комиссии от стыда втянул голову в плечи и просто перестал со мной разговаривать. Да и слава Богу - о чем мне с ним говорить?

Через друга семьи мама пыталась меня как-то организовать и заинтересовать. Устроила меня в комсомольский оперативный отряд при ЦК ВЛКСМ. Мне было стыдно (не по понятиям) участвовать в мероприятиях отряда, но привлекали тренировки по запрещенному тогда в СССР карате, адаптированному в соответствии с законодательством в рукопашный бой. Я чувствовал себя чужим среди них. Почему- то. Те, с кем я чувствовал какое-то взаимопонимание и единство, сидели на корточках на районе с сигаретками и картишками. Куртки-«аляски», туфли Salamander, спортивные австрийские костюмы Adidas, индийские махеровые шарфы, вымученные правдами и неправдами где-то у кого-то. Наверное, кто-то еще помнит то страннонепонятноунылоскучносерое время заката социализма с таким же внутренним состоянием. Состоянием непонятнозачемидлячегояживуичтовообщеделать. Если делать то, что предлагает мне «нормальный социум», я не могу, в принципе. Сидеть на уроках и слушать людей, которые не привлекательны, не интересны и скучны? Директор школы и завуч по воспитательной работе, тролли из к/ф «Колония Дигнидад», смутно напоминающие людей. Больше роботов. После уроков - серое панельное пятиэтажное гетто без перспектив и надежд. «Прощай, Америка, в которой я ни разу не бывал».

Казалось бы, ничего особенного, ведь все вокруг так и живут, если бы не странная потребность все время находиться в поиске чего-то, что могло бы изменить такую реальность. Меня она не устраивала. Кардинально, категорически и однозначно. Я физически и морально страдал от того, что видел, и того, что происходило вокруг.
Сначала умер Брежнев, потом Андропов, затем Черненко. Траурная музыка по 2 каналам телевидения на протяжении, кажется, недели. Почему-то я смеялся. Хохотал. Не знаю, почему. Возможно, внутренне ощущал нереальную карнавальность всего происходящего. Возможно, просто по-подростковому бунтовал, пытаясь хоть как-то противостоять сумасшествию существующей системы.
Однажды я решил уйти из дома, в надежде, что мне станет лучше. Выпил спирта и ушел. Легче не стало. Зато мама, включив все свои связи в районном отделении милиции, быстро меня вернула и ненадолго отпустила мнимый контроль.
Из одной школы меня аккуратно «попросили», чтобы не портил им статистику. Другая школа оказалась той, куда я много лет назад пошёл в 1й класс. Родной класс. Знакомые лица.

Спортивная «закваска» не давала покоя. Вперемешку с фотографиями звезд рока мою комнату «украшали» черно-белые фотографии с постеров мировых звезд культуризма.
В 10м классе химическая зависимость как будто приостановила свое развитие, точнее, немного подвинулась для как будто безобидных занятий в единственном в городе закрытом клубе атлетической гимнастики. Заплесневелые стены, звон метала, старый боксерский мешок, тестостероновые мужчины вызывали тогда уважение и восхищение.
Многочасовые ежедневные тренировки и стероиды через короткое время быстро трансформировали меня в гипертрофированного от препаратов и белка подростка, гордого своей надутостью.
Зависимость ветерком прикоснулась к моей жизни тогда через анаболики. Знал ли что опасно и вредно? Знал. Употреблял много. Больше, сильнее, еще больше. В 17 лет мне отдали второе место на Юге России в тяжелом весе по атлетической гимнастике. 195 кг - жим лежа от груди. Кто знает, тот поймет. Думаю, что у многих мужчин с гипертрофированной мышечной массой и таким же эго потребность вводить в себя химию и проводить ежедневно много часов в спортивном зале, поглядывая между подходами явно или невзначай в зеркало - всего лишь одна из форм болезни зависимости. Сегодня, наблюдая, как многие зависимые, прекратив употреблять наркотики, за несколько месяцев надувают бицепсы препаратами, я с легкой грустью вспоминаю тот период своей жизни. Как вы понимаете, такие занятия спортом - не самый лучший путь к здоровью. Скорее всего обратно.

Если не считать нескольких случаев тяжелого пьянства (что, в общем-то, если не придираться, можно отнести к подростковому исследованию мира и получению опыта), то, кроме стероидов, около двух лет другие запрещенные законом препараты в меня не попадали. Но если присмотреться более внимательно к моему «социальному» употреблению алкоголя на различные советские праздники, оно кардинально отличалось от моих сверстников. Кто то из них даже и не прикасался к алкоголю, а лишь присутствовал на застолье. Кто то немного выпивал, скорее за компанию. Я пил чаще и больше других, боясь что мне не хватит, неизменно напиваясь. Хотя эти грозные симптомы в то время абсолютно ни к каким выводам не приводили.
Периодически слышу о смертях молодых мужчин с гипертрофированными мышцами. Поджелудочная не выдержала... Печень... Синдром внезапной смерти... Остановка сердца... Мне снова тогда повезло. То ли анаболики, как и наркотики, были «натуральнее», то ли просто так должно было случиться. Я продолжал жить.

«Немного свободы, видеосалоны, Монтано, саламандеры на ноги… Первые бригады, проценты, доли… Вспомни: мерсы, бэшки, вольво…» (Баста «Олимпиада 80»). Девяностые. Перестройка тяжелыми танками тогда прошлась по жизни не одного поколения. Кто-то кому-то проиграл, у кого-то что-то забрали, кого-то кто-то убил, кого-то посадили, кто-то в бегах. Странное было время. Казалось, что жить в страхе- нормально. Видеомагнитофон можно было выменять на автомобиль LADA «восьмерка», а «восьмерку» - на однокомнатную квартиру в спальнике.
Извечный спор, что было первым - яйцо или курица, что определяет жизнь человека - окружение или сознание, генетика или воспитание, никак не повлиял на то, что смутная, тревожная, нищая ( для большинства обычных людей) перестройка определенным образом зацепила мою жизнь и жизнь большинства моих друзей. Мой самый близкий друг детства не учился в школе олимпийского резерва. Мама-директор детского сада, отец- водитель грузовика. Вроде обычный такой мальчик в очках, которого бабушка провожала и встречала из школы. Двор, улица, первая бригада, тяжелые наркотики. В 10м классе – два уголовных дела. Случайность. Вроде как случайность. Ударил он его не сильно. Один раз. Статью «Нанесение тяжких телесных повреждений» переквалифицировали в несчастный случай. Еще около 15 раз общей сложности за 10 лет перестройки его могли и должны были посадить. Он, в принципе, был готов и даже иногда считал, что именно такую карьеру надо выбирать настоящим мужчинам. Так в итоге и получилось. Сейчас он отбывает кажется уже второй длительный срок за серьезные преступления перед людьми и законом. 
Эта книга о химической зависимости, а не сборник рассказов о девяностых. Хотя для большего понимания в дальнейшем я буду приводить примеры и рассказывать о судьбах того времени. Девяностые... Страшные, подлые, жестокие. Пару раз за 10 лет я мог стать сказочно богат, если бы не зависимость. Если бы голова работала иначе. Если бы не наркотики. Если бы не волчьи законы. Если бы я мог выбирать свою жизнь, как сегодня принято писать и говорить : «Я хозяин своей жизни»...На этом о 90х все. Вернусь к основной линии сюжета.

Недавно прочитал, что до 40 лет мужчина только становится мужчиной и набирает жизненный опыт. Абсолютно согласен с этим. Вспоминая подростковый период, как и детство, в моей памяти нет ярких цветных слайдов. Смыслы были просты и банальны. Сексуальное удовлетворение (желательно каждый день) с одноклассницей. Любви не было изначально. Были большие сиськи, много тестостерона и новый опыт. Качалка всегда и много. Немного бокса. Много Heavy metal rock. Немного школы. Вот, собственно, и весь короткий список моих смыслов того периода жизни.
Откуда мы? Зачем здесь? Что дальше? Кем быть? Что делать? Как я могу повлиять на все это?

«Ваш кандидат медицинских наук, психиатр-нарколог, психотерапевт, Болдырев Олег.»

Пост был для вас полезен?

Тогда пожалуйста, сделайте следующее...

  1. Поставьте «лайк».
  2. Поделитесь этим постом с друзьями в социальных сетях.
  3. И конечно же, оставьте свой комментарий ниже :)

Поиск по сайту

Подпишись и получи бесплатно книгу от Олега Болдырева
YouTube канал
Изучите проблему и решение на моём канале YouTube
Моя книга
Энциклопедия независимости (Богданчиков В., Болдырев О., Сурайкин А.) 2006г.
VKontakte