Самый опасный наркотик - Метамфетамин

Самый опасный наркотик - Метамфетамин

Этот наркотик не останавливается ни перед чем. Его называют наркотиком дьявола. Он отобрал у меня детей, свободу, зубы, внешность и способность существовать в обществе. У него множество названий: кристалл, лед, тина и заводка. Большинство просто называют его мет (сокращенно от «метамфетамин»). Он сильнее и дешевле чем кокаин. Действие стандартной дозы продолжается от 6 до 12 часов. Кроме того, его можно изготовить прямо на заднем дворе. Если вы умеете готовить шоколадное печенье, то сможете изготовить и метамфитамин. Для изучения этой животрепещущей проблемы мы заглянем в мир мета с мексиканскими наркодилерами, покоряющими север, и азиатской нацией, переживающей кризис.

Мы выясним, какова его география и кто становится его жертвами. Узнаем, как мет действует на человека, на его организм, сознание и душу. Вместе мы раскроем все секреты самого опасного в мире наркотика.

Самый опасный наркотик

Холодной зимней ночью в Женеве (штат Небраска) полицейские останавливают машину, движущуюся с выключенными габаритами. В ней находится 20-летняя студентка колледжа Жанель Хорникел и ее молодой человек Майкл Уэмсли. «Вы не могли бы предъявить водительские права и страховку? Вы не подали сигнал заднего хода на 13-ой улице. К тому же у вас выключены задние габариты».

Полицейские советуют им включить габариты. Но молодые выглядят растерянными. «Мне нужно в Омаху. Как нам лучше проехать?» Они просят показать им дорогу. «Вы едете на юг. Омаха находится к востоку отсюда». – «А где находится Пасифик-стрит?» – «Пасифик? В Женеве?» – «В Омахе».

Улица с таким названием находится в Омахе в 100 милях отсюда. Надвигается буря и полицейский показывает им дорогу к шоссе. Он не знает, что они находятся под действием наркотика, который становится все более популярным среди молодежи.

Это метамфетамин. Прежде чем наступит рассвет, молодые попадут в очередную беду. В этот раз они будут молить о спасении. «Пожалуйста, помогите! Они держат нас в парке прямо у жилого комплекса «Манделей» на Пасифик-стрит. Почему они не отпускают нас?»

Метамфетамин является стимулятором, сверхсильным наркотиком, действующим в 3,5 раза сильнее кокаина. Это дешевый наркотик. Одна доза мета (около ¼ грамма) стоит около 25-ти долларов. Его можно вдыхать, глотать, курить или вкалывать прямо в вены. Действие одной дозы может длиться до 12-ти часов. Не удивительно, что за последние 10 лет употребление мета резко возросло.

В США наркотик получил наибольшее распространение в западных штатах. В отличие от других наркотиков, самые высокие темпы потребления мета наблюдаются в небольших провинциальных городах, что для таких мест не свойственно. 12 миллионов американцев утверждают, что пробовали мет хотя бы 1 раз. При этом он только начинает вторжение в крупные города восточной части. Метамфетамин не признает границ. Он охватывает все больше территорий. Число употребляющих мет насчитывает 26 миллионов человек.

В ночных клубах Лондона его называют «тина» – наркотик веселья. Южноафриканцы присвоили ему имя «тик». В Австралии число метамфетаминовых наркоманов достигает 70-ти тысяч человек. Жители западной части США, которые были свидетелями наркотической эпидемии последние 15 лет, предупреждают, что это не просто мимолетное явление. В некоторых тюрьмах США каждый четвертый заключенный при аресте находился под действием мета.

«Сначала он разрушает ваше сознание. Вы начинаете говорить о несуществующих вещах. У вас начинаются галлюцинации, а затем вы слышите голоса. Со временем становится только хуже. Вы перестаете контролировать действие наркотика».

«Я не употребляю наркотики с 6-го числа».

Одним из тех, кто близко столкнулся с этой проблемой, стал Бред Кинг – офицер исправительной колонии при полиции округа Малтнома. Кинг начал просматривать личные дела заключенных с историей их наркозависимости. Полученные результаты его глубоко потрясли.

«По роду профессии мне приходилось видеть разные наркотики: кокаин, героин, ЛСД, фенциклидин, марихуану, алкоголь. Но меня особенно заинтересовал и обеспокоил метамфетамин, поскольку он очень коварный. Он ни для кого не проходит бесследно. Кинг никогда не видел, чтобы наркотик так жестоко убивал человека. Такие наркоманы похожи на живых мертвецов. Есть пара человек, которые сразу же привлекли мое внимание. Один из них – вот этот парень. Я сразу его заметил. С виду он казался крепким. К такому не каждый подойдет. Он выглядел здоровым и сильным. И вдруг вы видите его совсем другим – беспомощным и жалким. Ведь у этих людей есть жизнь, семьи. Это чьи-то дочери и сыновья, мамы или отцы, братья или сестры. Это реальные люди с реальными проблемами. Они – часть нашего общества». Кинг на личном опыте знает, как легко мет может разрушить светлое будущее.

«С этим парнем я учился в школе. Он был хорошим малым. Только в эту тюрьму попадал 44 раза, не считая других мест, где побывал. Его зовут Коби Кемпи. Его история типична для метамфетаминовых наркоманов. Будучи студентом, он подавал большие надежды. Но в один миг все изменилось».

«Я был спортсменом, атлетом. У меня было много друзей и был отличный автомобиль». – «Ты пользовался популярностью?» – «Да, меня любили».

В старших классах Коби начал баловаться наркотиками, в том числе, кокаином. Однажды он пошел за кокаином, но вместо кокаина наркодиллер предложил ему другое – то, что навсегда изменит его жизнь.

«У него было вещество под названием «кристалл». Я о нем никогда и не слышал». Коби принял его перед спортивным соревнованием и испытал неведомый ему кайф. «Ощущение такое, словно вы наделены сверхсилой. Вы чувствуете себя частью другого мира. Вы становитесь лучше. Это как выиграть в лотерею. Вам больше не нужно работать. Ваши заботы предаются забвению».

Волшебный наркотик стимулировал сердечную активность, заставляя Коби чувствовать себя сильнее и сосредоточенней. «Помню, после принятия метамфетамина на спортивном соревновании я установил школьный рекорд по метанию ядра». – «Ты установил рекорд после первого приема?» – «Да, школьный рекорд по метанию ядра».

С годами его пристрастие к наркотику возрастало. Он бросил все ради того, чтобы получать удовольствие от мета. Вместо того чтобы стать успешным атлетом или бизнесменом, последующие 20 лет он подвергался многочисленным арестам.

«Что для вас значит иметь сына – великого футболиста, рекордсмена в беге?» – «Вначале было потрясение. Но потом, когда он оказался на улице полуживой, вести о том, что он находится в тюрьме стали для меня облегчением. Невероятно, правда?» – «Мы были счастливы узнать от полиции, что он находится в тюрьме. Мы знали, где он. Мы знали, что его не убьют на улице, что он, в свою очередь, тоже никого не убьет».

Коби повезло в одном: он избавился от наркотического кошмара, физически не пострадав. Другим жертвам наркотиков повезло меньше: им приходится мириться с более серьезными последствиями.

Бред Кинг ведет нас в одну из тюрем Портланда для встречи с заключенным, одним из тех, чье тело и сознание загубил метамфетамин. «Девушки, сейчас в этом помещении будет проводиться видеосъемка. Если вы не хотите, чтобы мы вас снимали, старайтесь не попадать в объектив».

 «Я завязала 7 месяцев назад». – «Как долго вы употребляли мет?» – «Всю жизнь. Это сильный наркотик. Он придает ощущение храбрости. С ним ты способен на любые поступки. Для людей это как волшебный бальзам. Он обретает силу, и человек верит собственным психозам. И я верила до тех пор, пока не посмотрела на себя. Я считала себя красавицей. А сейчас где это все? Ты не замечаешь времени. Через пять лет я превратилась совсем в другого человека. Мне стыдно. Я даже не знаю».

Мет может изменить внешность наркомана. Под его воздействием многие начинают раздирать кожу, оставляя на ней открытые раны. И это еще не все.

Джулия подвержена одному из побочных эффектов употребления мета – она теряет зубы. «Я больше не похожа на Джулию. У меня деформировалась форма челюсти». – «Тебе больно, когда я постукиваю здесь? Хорошо. А этот зуб?» Такое разрушение зубов – частое явление у наркоманов. Его часто называют «ртом наркомана». К этому зубу мы вернемся в следующий раз. Поскольку коренные зубы отсутствуют, вам часто приходится жевать передними. Эти зубы выполняют работу, для которой они не предназначены.

Ротовая полость Джулии должна выглядеть так. Но мет разрушает зубы, препятствуя слюноотделению. Из-за того что многие наркоманы потребляют мало жидкости, во рту скапливаются микробы и аминокислоты, разъедающие эмаль и десну. Джулия потеряла 12 зубов.

Есть и другая причина. Метамфетаминовые наркоманы редко чистят зубы и ходят к стоматологу. Все имеющиеся деньги они тратят на покупку наркотиков. «Всегда есть что-то более важное, чем забота о своих зубах. Нельзя платить одновременно и за мет, и за свои зубы. Верно, приходится выбирать. Они скорее, купят наркотик, чем вылечат зубы. Верно. В итоге вы теряете все. Вы просто сгораете, сами того не понимая. Это психоз».

Зубы могут портиться годами. Но мозг реагирует мгновенно на каждую дозу мета. Сначала наркоманы чувствуют эйфорию, энергию и уверенность в себе. Именно эта новая реальность влечет людей к наркотику. Количество людей, принимающих мет, насчитывает 25 миллионов человек по всему миру, включая тех, которым, казалось бы, не от чего бежать. Жанель Хорникель выросла среди богатой природы средней части Америки и никогда не была замечена за употреблением наркотиков. Но в эту ночь она была на вечеринке под действием мета – наркотика, который каждый 20-й студент попробовал хотя бы однажды.

Сегодня она со своим другом Майклом, возможно, впервые в жизни приняла наркотик. Они пытались добраться до дома. Но теперь их машину занесло в кювет прямо в снежный сугроб. Это запись их звонков в службу спасения. «911. Что у вас случилось?» – «Здравствуйте, я в Омахе, у нас…» Действие наркотика очевидно. Это значит, что спасателям будет очень сложно их найти. «Ваш адрес?» – «Мы на улице, расположенной рядом с «Мандалай Апартментс». – «Назовите адрес». – «Омаха. Небраска. 68124. Поплтон плаза. Я не знаю, как отсюда выбраться». – «Полиция уже едет. Хорошо?» – «Хорошо».

Жанель и Майкл думают, что знают, где они находятся, но это не так. Жанель сообщает оператору, что они находятся рядом с жилым зданием в Омахе. На самом же деле, они в 20-ти милях в отдаленной сельской местности. «Как вы там оказались?» – «Приехали на моей машине». – «Зачем вы туда отправились на вашей машине?» – «Я не знаю».

Среди снежной бури под действием метамфетамина Жанель Хорникель и Майкл Уэмсли оказались в опасной схватке с собственным сознанием. Это лишь начало наркотического кошмара. Каждый из них принял достаточно метамфетамина, чтобы утратить способность к здравому суждению.

Генри Нипер – токсиколог университета Крейтон в Омахе, где учится Жанель Хорникель. С распространением мета по всей центральной Америке Нипер лично стал свидетелем того, как наркотик воздействует на своих жертв. «Вы можете просто посмотреть на их поведение, заглянуть в учебник и сравнить. Да, да, да, снова да. Это метамфетамин».

Ночью температура воздуха опустилась до -10. Самым надежным способом выжить оставалась машина. Бак полон наполовину. Топлива хватит на то чтобы прогревать машину до самого утра. Решение очевидно. Даже если вы находитесь под действием любых других наркотиков.

Но мет – это другое. Он сочетает в себе гиперактивные свойства кокаина с галлюцинациями от ЛСД, вызывая учащенное сердцебиение. По всей видимости, Жанель и Майклу душно. Их сознание видит то, чего нет на самом деле. «Пожалуйста, помогите! Здесь много мексиканцев и афроамериканцев. На них религиозные одеяния. И они перемещают машины». – «Я не понимаю, что вы хотите сказать?» – «Почему они нас не выпускают? Мне придется выйти из машины и бежать. Потому что я не вижу другого выхода».

Мет заставляет их выйти из машины. Они оставили машину, в которой было тепло и много топлива. Они покинули надежное место, потому что увидели в поле что-то, что представляло для них угрозу. Это паранойя. Молодые люди далеки от реальности. Мет придал им энергию и ощущение силы, которая способна бороться с врагами. Но их действия могут обернуться трагедией. Но главный ужас не в том, как мет воздействует на своих жертв. Фактически мет делает то, для чего он был изобретен около 100 лет назад.

Метамфетамин был изобретен для того, чтобы обмануть сознание. Он дает вам силы, решительность и блокирует чувство голода. Японцы изобрели мет около 100 лет назад. Многие годы этот наркотик не имел своего предназначения до появления идеального случая – войны. Во время Второй мировой войны войска по обе стороны фронта принимали мет, чтобы сражаться, несмотря на недостаток сна и пищи. Японские пилоты камикадзе употребляли мет перед выполнением смертельных заданий.

Сейчас, полвека спустя, более 60% людей, употребляющих метамфетамин, живут в Азии. И тому есть объяснение. Мет – запрещенное вещество. Но в таких городах, как Бангкок, мет – своего рода социальная доктрина. Здесь, где миллионы людей стремятся выбиться из нищеты, мет употребляют рабочие в качестве стимулятора.

Здесь мет называют «яба». Он выпускается в таблетках с добавлением кофеина. Яба популярен среди таксистов и строителей. Содержащийся в нем мет устраняет сонливость, давая им возможность работать больше смен и зарабатывать дополнительные деньги. Мет настолько прочно укоренился в тайской культуре труда, что некоторые руководители даже выдают его сотрудникам для повышения их работоспособности. Некоторые говорят, что дух соперничества породил в Таиланде целое поколение мет-наркоманов.

Нам удалось посетить стройку в Бангкоке, где рабочие регулярно употребляют мет, даже в нашем присутствии. «Почему вы употребляете яба? Что вы чувствуете?» – «Он заряжает меня энергией и держит в постоянном движении. Я не могу сидеть спокойно. Я могу работать 2 дня и 2 ночи без остановки. Без наркотика мои мышцы теряют тонус, я ни на что не способен, у меня нет сил. Поэтому мне приходится принимать очередную дозу яба, чтобы работать дальше».

На начальной стадии метамфетамин заставляет людей интенсивно работать. Некоторые работают по 2 дня без перерыва. Но дальнейшее его применение чревато суровыми последствиями. Он разрушает тело и мозг, вызывая паранойю и даже психоз.

В прошлом Таиланд был охвачен проблемой распространения метамфетамина. В какой-то момент тайское правительство зафиксировало численность его жертв на уровне 3-х миллионов. Сотни тысяч были закоренелыми наркоманами. Сцены насилия показывали в вечерних новостях – пример того, как обычные люди, находясь под воздействием яба, ломались под тяжестью работы и передозировки мета. Эти жестокие кадры транслировались по национальному телевидению и вызвали резкий скачок цен на мет. Реакции правительства стали суровой мерой.

В 2003 году оно начало тотальную войну против наркотика и людей, употребляющих его. За три месяца было убито больше 2-х тысяч подозреваемых наркоторговцев и наркоманов – по 25 человек в день. Многие обвиняли правительство в совершении публичных казней. Но ни один полицейский не предстал перед судом.

Цены на яба взлетели, а употребляющие его люди скрылись из вида. Но они не исчезли. Несмотря на риск, этот художник продолжает курить яба на работе. «Если меня поймает полиция, я отправлюсь в тюрьму. Я все время перемещаюсь. Я не могу поехать домой». В Таиланде многие наркоманы опасаются за свою жизнь. Мы смогли снять их на видео в условиях строжайшей секретности.

Яба значит «опасность» даже на улицах, где все дозволено. В публичном квартале Бангкока яба обеспечивает круглосуточную работу рынка сексуальных услуг. Многие женщины приехали из провинции. Они принимаю яба, чтобы дольше работать и заработать больше денег, которые они отправят своим семьям.

«Сначала вы делите таблетку пополам и разламываете ее на мелкие кусочки». Эти женщины тоже боятся за свою жизнь и попросили не показывать их лица. В свои 17 лет они отлично разбираются в яба. «Вы кладете таблетку сюда, чтобы она растаяла. Осторожно подносите зажигалку, чтобы фольга не сгорела. Без яба я чувствую голод и усталость. Но после его приема чувство голода и сонливость пропадают. Я чувствую легкость, заботы меня покидают, прекрасные ощущения».

Яба дает прилив сил. Но для многих людей это как сделка с дьяволом. Деньги, когда-то высылаемые семьям, теперь идут на покупку новой дозы мета. «Когда-то у меня было много денег. Сейчас я нищая. Все свои деньги я трачу на таблетки».

Независимо от формы метамфетамина: чем больше ты потребляешь, тем больше привыкание. Процесс разрушения выглядит так: попадая в кровь, метамфетамин движется к прилежащим ядрам мозга (центру удовольствия). Здесь вырабатывается нейрон медиатор дофамин – химический элемент, отвечающий за удвольствие. Дофамин – натуральное вещество, дающее нам ощущение счастья. Чем больше дофамина, тем больше удовольствия. Таким образом, мозг награждает нас за поведение, которое помогает нам выжить.

Пища и секс являются двумя основными факторами удовольствия. У мышей они вызывают выработку около 150-ти единиц дофамина. Но воздействие наркотиков на мозг гораздо глубже. Мет обманом проникает в нейроны и способствует большей выработке дофамина. Одна доза мета способствует выработке 1200 единиц дофамина – в 3,5 раза больше, чем кокаин и в 6 раз больше естественной выработки организма. Действие мета длится дольше, чем у других наркотиков (до 12-ти часов). Но чем выше взбираешься, тем больнее падать.

Эти американские ученые изучают воздействие мета на мозг, чтобы понять, каково его продолжительное действие, и разработать стратегию борьбы с наркозависимостью. Свои исследования они проводят на мышах. В лабораторных условиях исследователи приучают мышей доставать дозу мета нажатием на специальную кнопку. Мет вызывает удовольствие даже у грызунов, поэтому они быстро привыкают к поиску вознаграждения.

«Верно, животное понимает, что нажав на кнопку, у задней стенки клетки он получит дозу метамфетамина». Затем мет убирают и доктор Грет Марк объясняет, что происходит дальше. «Мы отключили подающее устройство, которое снабжало его метамфетамином. Теперь он лишился доступа к наркотику. И сейчас состояние стресса заставит его вернуться и потребовать наркотик снова, даже если он не получит дополнительную дозу».

Даже если людям удается достать мет, они чувствуют себя такими же зависимыми, как эта безумная мышь. Они ищут ощущение первой эйфории, но найти ее становится все сложнее. Наступает момент, когда наркоманы перестают испытывать удовольствие, с наркотиком и без него. Их мозг просто не позволяет им это сделать. Исследования показали, что мет разрушает мозг. Возможно, навсегда.

Так организм реагирует на наркотик, вызывающий выработку дофамина. Мозг блокирует чересчур активные нейроны. Поэтому уровень дофамина резко падает. В поисках эйфории люди не слазят с наркотика несколько дней подряд. Готовы на все, чтобы стимулировать новый выброс дофамина. Даже после того, как наркотик начал разрушать их мозг.

«Я помню, как впервые в жизни у меня появились галлюцинации. Я был под кайфом столько времени». Почти 20 лет мет управлял жизнью Коби Кемпа, проникая в мозг и вызывая беспокойные видения. В своем интервью во время заключения он рассказывает Бреду Кингу о наиболее распространенных галлюцинациях, известных под названием «метамфетаминовые жучки».

«Я помню, как сидел с щипцами, раздирая кожу до крови, вонзая их в ямки на коже. И каждый раз, когда я пытался их зацепить, мне казалось, что они все глубже залазят под кожу. Помню, как отец закричал на переднем дворе. Я спросил: «Папа, что случилось?» А он тогда понял, что происходит, в каком я состоянии находился. Я так долго сидел на наркотике, что у меня начались видения, но я не понимал этого. Мне казалось, что по всей коже бегают жучки».

Коби до сих пор не избавился от наркотической зависимости. Ему все напоминает о прежней жизни. Я завязал больше года назад. Но не проходит и дня, чтобы я не вспомнил о наркотиках. Навязчивые воспоминания могут нахлынуть даже в самом невинном американском квартале. В последний раз я принимал мет в этом доме, прямо здесь, именно здесь я в последний раз испытал эйфорию.

Дом выглядит безобидно. Но многие годы наркоманы собирались в этом притоне, который содержал друг Коби. Я сидел в этой ванной с иголкой в руке. «У меня есть шрам, который останется навечно. Он состоит из тысяч и тысяч проколов».

Дом тоже хранит историю. Передний двор завален старыми компьютерами и прочим мусором, вынесенным из ныне пустующего дома. На дороге остались масленые пятна от многочисленных машин, на которых приезжали наркоманы, желающие достать дозу. Они все время приезжали и уезжали. Все время. И таких домов еще много. Да, это всего лишь малая часть того, что есть. Это всего лишь маленький квартал маленького города.

Мет достать очень просто. Для этого вам не нужно далеко ходить. То, что называют самым опасным в мире наркотиком, можно изготовить в домашних условиях из обычных лекарственных препаратов.

Мет появился на улицах в 50-х годах ХХ столетия, но в ограниченном количестве. Эфедрин – основной компонент мета – скрыто применялся в кормах для животных. Впервые для производства мета эфедрин использовали байкеры из западных штатов. Они назвали его «заводка». Потому что наркотик прятали в картере двигателя мотоцикла. Вскоре началась подпольная революция.

В 80-х годах препараты, содержащие эфедрин и псевдоэфедрин, получили широкую известность. Эти препараты являлись активными стимуляторами и были широко представлены на аптечных полках, пока наркодельцы не нашли способ применить их в производстве мета.

В небольших городах Северной Америки полиция начала охоту на новые опасные лаборатории по изготовлению метамфетамина. К концу 90-х мет производили повсюду: в номерах отелей, гаражах, в соседнем доме.

За два года полиция провела облаву более чем на 35 тысяч притонов в Соединенных Штатах. Сегодня мы имеем дело с 30-милиграммовыми таблетками. Лейтенант Джейсон Гейтц полиция округа Малтнома принимал участие в прикрытии нелегальных лабораторий. «Это специальная упаковка. Сначала я достаю оттуда таблетки». Он стал настоящим экспертом в том, против чего он ведет борьбу – приготовления мета. Он согласился показать нам, насколько просто приготовить мет.

Мы намеренно опускаем основные стадии процесса, чтобы пресечь любые попытки его приготовления в домашних условиях. Наша цель – извлечь чистый псевдоэффедрин из таблеток. Для этого используются неочищенные опасные компоненты – метиловый спирт, содержащихся в примесях бензина, эфир из распылителей и литий от аккумуляторов. В этом одна из причин такой популярности мета – все ингредиенты легальные, недорогие и легкодоступные.

«Если вы умеете готовить шоколадное печенье, значит, легко приготовите метамфетамин. Многие из этих ребят совсем не знаю химии. Они просто смешивают два компонента, как молоко и яйца. Они не имею понятия, каким будет действие этой смеси».

Подготовка завершена. Мы извлекли псевдоэффедрин из пилюли. Это псевдоэффедрин. Сейчас начинается процесс приготовления. Мет легко приготовить, но он может с легкостью взорваться прямо вам в лицо. За последние несколько лет службы спасения и ожоговые отделения зафиксировали рост числа лиц, пострадавших в процессе приготовления мета. В отличие от большинства, Джейсон и его коллеги соблюдают меры предосторожности.

Как видите, наша камера находится достаточно далеко по причине токсичности веществ. Пары наркотического коктейля ядовиты. Пары хлористого водорода могут вызвать ожоги кожи, глаз и легких. А безводный аммиак (химикат, используемый фермерами в качестве удобрений) – сильнейший катализатор. Такое производство рискованно и чревато опасными последствиями.

«Видите, метамфетамин растворяется в слой эфира. Теперь нужно придать метамфетамину практичную форму. Вот так. Здесь мы его и получим. Сейчас вы все увидите». Внутри сосуда псевдоэффедрин мутирует в новый вид искусственной молекулы. Она напоминает молекулу дофамина, которая продуцируется человеческим мозгом. Цель мета – поступить в мозг и обмануть его, вызвав выработку дофамина.

«Теперь вы видите, как мемамфетамин плавает в растворе. Мы отфильтруем эфир и получим чистый метамфетамин». Используя ингредиенты, доступные в местных магазинах, помощники Джейсона изготовили мет меньше, чем за час. «Это весьма существенная доза. Я имею в виду, для одного человека этого достаточно, чтобы продержаться неделю». – «Вот этого?» – «Да, именно этого количества». – «И сколько стоит такая малость?» – «В такой форме мет можно продать примерно за 300 долларов».

С такой простотой изготовления остановить дальнейшее распространение наркотика кажется невозможным.

«Я впервые попробовала мет на вечеринке». Амекриканские деятели используют подобную общественную рекламу, чтобы предупредить об опасности употребления мета. «Я попробовала мет. Теперь это моя жизнь». Сама сильная антиреклама производится в рамках «Montana Met Project», цель которого – показать наркотик с самой неблагоприятной стороны.

ООН призвала к всеобщему контролю над производством эфедрина в Китае, Индии и Германии. Сейчас правительство США ограничивает доступ ко многим лекарственным препаратам. В некоторых штатах покупка препаратов, содержащих эфедрин, без рецепта, запрещена по причине распространения мета.

Данная тактика принесла свои плоды. В США число захватов мет-лабораторий снизилась на 30%. Но ситуация неожиданно изменилась. Несмотря на снижение домашнего производства, поставки наркотика остались прежними. Мет широко доступен на улицах, изменился лишь его поставщик – Мексика. С исчезновение лабораторий производство наладили мексиканские поставщики. Они начали поставки мета в США по каналам, ранее налаженным кокаиновыми картелями.

Мексикансиве наркоторговцы привлекают большее внимание и требуют дополнительных ресурсов для борьбы. В восточной части Портланда специально созданные бригады преследуют подозреваемых дилеров в надежде прикрыть поставки наркотиков в город.

«Сейчас мы едем на задание по наводке. Там могут находиться наркотики. Наш информатор находится в непосредственной близости к машине подозреваемых».

Шон Кристиан – секретный агент спецподразделения полиции округа Малтнома. Сегодня он едет в неприметном грузовом автомобиле и тайно наблюдает за участниками сделки. «Она остановилась на секунду, сейчас разговаривает с двумя другими наркодилерами». Шон переодевается в форму полицейского. Он согласился на видеосъемку. Он пригласил нас стать свидетелями непрерывной игры в кошки-мышки между теми, кто преследует выгоду и теми, кто преследует наркоторговцев. «Сейчас девушка-дилер садится в машину. Я не знаю, что происходит? Такое ощущение, будто в этом представлении она единственная участница».

Шон со своими коллегами узнают машину тех, кто участвует в сделке. «Я думаю, у них все под контролем. Они все тщательно проверили». Офицерская форма всегда должна быть под рукой, чтобы задержать подозреваемых и осмотреть машину с целью обнаружения наркотиков.

Эти люди родом из Мексики, как и их товар. «Собака что-то учуяла. Что это?» – «Это лед – метамфетамин». – «Сколько здесь?» – «Около 120-ти граммов. Уличная цена около 4-х тысяч долларов США».

«Он часто встречается в городской зоне и пригороде Портланда. Мы называем его «мексиканским метом». Здесь его не производят. Его поставляют из-за границы. Это профессиональные перевозчики наркотиков. Их сложнее поймать, чем тех, кто занимается домашним изготовлением. Сами они обычно не употребляют. Им не выгодно терять свои доходы на употреблении. Они, как правило, заняты только продажей».

В машине есть и кокаин. Но мета здесь гораздо больше. В зависимости от человека, обычная доза (а это очень маленькое количество) держит человека в состоянии кайфа от 6-ти до 12-ти часов. Это и вызывает опасение. Доза кокаина действовала полчаса-час. Действие этого наркотика намного дольше. Кокаин по-прежнему, пользуется спросом. Но из-за такой разницы мет пользуется большей популярностью.

Дешевизна, доступность и длительные действия способствуют расширению круга его любителей. 10 лет назад молодая пара из Небраски, возможно, попробовала бы на вечеринке кокаин. Но сегодня они под действием мета. И обратного пути уже нет. Их жизнь зависит от того, сможет ли их сознание освободиться от воздействия наркотика.

Метамфетамин, под действием которого Жанель Хоникель и Майкл Уэмсли вышли на улицу в суровую снежную бурю, не был изготовлен в домашних условиях. Они приняли «кристалл», производимый в больших количествах в одной из мексиканских лабораторий. Такая форма наркотика чище, сильнее и опаснее. Прошло уже 2 часа после их первого звонка в службу «911». Молодые люди прошли пешком около мили, не имея понятия о том, откуда они пришли и куда идут. Они набрели на шахту и укрылись в одном из ее отсеков.

Мы только что прошли 72-й. Майкл, Майкл, это бессмысленно. Звонки продолжались. Мы разговаривали с ведомствами шерифа, с управлением Омахи, беседовали со многими людьми, но никто вас не видел. Если бы Майкл и Жанель приняли любой другой известный наркотик, его действие к этому времени, возможно, уже закончилось. Но действие мета длится гораздо дольше.

«Они увидели огни шахты. А потом он сказал что-то про людей. Что-то про отсек или хижину, что-то в этом роде. Я сказал: «Хорошо. Отлично! Вы видите там людей?» – «Да.» – «Крикните им».

«Вы нас слышите? Вы меня слышите? Пожалуйста, вы слышите нас? Помогите нам». Он пытается выбраться. Это точно действие наркотика. Ведь вокруг никого не было. «Кто-нибудь вам ответил?» – «Нет. Кажется, они не говорят по-английски. А других языков я не знаю».

В поисках хоть какой-то информации диспетчер позвонила семье Хорникель и задала матери Жанель болезненный вопрос. «Я не знала, где они. Она спросила: «Они употребляют наркотики?» Я сказала: «Нет, ни в коем случае». Я даже не колебалась. Для меня ответ был очевиден – они не употребляли наркотики».

Остается очень мало времени. Мет продолжал действовать. Но помощи так и не последовало. «Мем, я не знаю, думаю, нам угрожает опасность. Я не хочу, чтобы моя девушка…»

Следующий звонок последовал в 4.20 утра. «Это Майкл Уэмсли. Я только что вырвался». Жанель Хорникель не слышно. Майкл Уэмсли один. Ночь его скитаний подходит к концу. «Прошу вас, помогите!» – «Мы пытаемся вас найти. Вы были в укрытии? Вы снова вышли?» – «Да, все в порядке. Завтра все изменится, все образуется». – «Где вы? Вам прислать помощь?» – «Да. Ладно».

Этот звонок был последним. Спасатели обнаружили тело Майкла Уэмсли полтора дня спустя. Он находился в полутора милях от машины. Рядом с телом нашли мобильный телефон. Через неделю в снегу было обнаружено тело Жанель. Она сорвалась с небольшой скалы, но так и не встала. Ей было 20 лет. Еще один пример того, чем чревато ежедневное употребление метамфетамина.

Мать Жанель, медсестра, убеждена, что молодая пара никогда не принимала метамфетамин. Следов наркотиков не было. У нее было все такие же красивые волосы, прекрасная кожа. Не было никаких признаков. Я бы сразу заметила.

Мы говорили о том, как принимали мет. Майкл и Жанель были лишь двумя из 500 тысяч молодых людей, которые по данным экспертов ежегодно пробуют мет. Большинству людей он не принесет скорой смерти. Но всю свою жизнь они растратят на то, чтобы потакать своему пристрастию.

«Вы становитесь бессердечными и готовы на все, чтобы достать очередную дозу. Вы видите свой позор. Но когда вы под кайфом, вас ничего не заботит. Вы просто опускаете голову и уходите».

Мет вызывает одно из сильнейших зависимостей. До 92% наркоманов вновь возвращаются к наркотику после лечения.

Спустя 20 лет Коби Кемпи оказался в центре реабилитации. Но каждый день оборачивается для него испытанием. «Сложно выбраться из этого тумана. Сейчас я хочу жить полной жизнью. Но я уже на 20 лет отстал от всех. У всех моих друзей дома, жены, дети. Они хорошо зарабатывают, а я все еще выпускник старших классов.

Поразительно, как все разом разрушилось из-за белого порошка. Он загубил свою жизнь. Сейчас мы хотели бы верить, что все закончилось. Хочется верить, что он вернулся и что у него начнется новая жизнь. Жизнь Коби налаживается.

Сейчас он работает с отцом в семейном бизнесе и пытается восстановить то, что разрушил наркотик. Я постараюсь взять лучшее из того, что у меня сейчас есть, и изменить себя к лучшему. Но чтобы исправиться, мне нужно измениться самому. Только так можно расплатиться за свои поступки, уйти из той жизни и никогда не возвращаться.

Реабилитация, работа и семья – это большая помощь. Но 20 лет, которые он потерял, навсегда останутся кошмаром. «За этот год, находясь в трезвом рассудке, я до сих пор не смог понять, как я сорвался. Невероятно, как далеко вы можете зайти. Наркотик вживается в вас. Он превращает вашу жизнь в иную реальность. Мет завлекает вас удовольствием, которое не может подарить природа. А потом наркотик безжалостно рушит вашу жизнь, отнимая все».

«У нее не было возможности исправить свою ошибку, если она ее действительно совершила. Но боль останется надолго. Это большая потеря. Она так много не успела сделать. Даже если правоохранительные органы объявят войну производителям мета и наркодельцам, наркотик захватит в плен новые поколения».

«Я опасаюсь, что наркотик получит еще большее распространение и ситуация станет еще плачевнее. Если мы не будем к этому готовы, то ситуация может выйти из-под контроля».

Метамфитамин увлекает за собой миллионы людей во всем мире: и рабочих в Бангкоке, борющихся за выживание, и американских студентов, ищущих новых ощущений. Он действует на мозг человека, порождая преступность, хаос и смерть повсюду.

«Ваш кандидат медицинских наук, психиатр-нарколог, психотерапевт, Болдырев Олег.»

Пост был для вас полезен?

Тогда пожалуйста, сделайте следующее...

  1. Поставьте «лайк».
  2. Поделитесь этим постом с друзьями в социальных сетях.
  3. И конечно же, оставьте свой комментарий ниже :)

Поиск по сайту

Подпишись и получи бесплатно книгу от Олега Болдырева
YouTube канал
Изучите проблему и решение на моём канале YouTube
Моя книга
Энциклопедия независимости (Богданчиков В., Болдырев О., Сурайкин А.) 2006г.
VKontakte