Как действуют наркотики. Экстази / Ecstasy

Как действуют наркотики. Экстази / Ecstasy

За последние 30 лет экстази стал одним из самых распространенных наркотиков в Великобритании. Чем хуже они выглядят, тем лучше они проводят время. Никакое другое запрещенное вещество не оказывало такого влияния на музыку, моду и вечеринки. 20 лет после рассветанаркозависимости, экстази и его кристаллическая форма MDMA все еще входят в тройку самых популярных наркотиков в Великобритании.

Но у некоторых людей экстази вызвало агонию. «Они сказали моей маме и папе: «Вам, наверное, нужно готовиться к похоронам вашей дочери». Мы будем следовать за двумя юзерами экстази всю ночь, чтобы увидеть, как наркотик действует на организм, как он создает свой кайф и вой отходняк.

Имея доступ к последним научным достижениям, мы узнаем, почему экстази известен, как «наркотик любви». «Можешь ли ты меня обнять? Спасибо, милый». Это наркотик, который изменил жизнь некоторых людей навсегда. «Мы принимали MDMA просто, чтобы быть ближе».

Это химический убийца или бесконечный кайф? Это взгляд изнутри на то, как работает экстази.

Как действуют наркотики. экстази

Каждый год в Великобритании более полмиллиона людей принимают экстази. Это стало важной особенностью британской клубной культуры, несмотря на опасность получить 7 лет за владение наркотиком. Последнее время многие юзеры вместо таблеток стали употреблять кристаллическую форму наркотика, названного в честь своего основного активного ингредиента – MDMA. Именно MDMA отвечает за уникальное сочетание энергии и эмпатии, которые стали визитной карточкой этого вещества.

Кети, 20-летняя студентка на первом курсе университета. Она время от времени употребляет экстази в течение 4-х лет. «Вот первый раз, когда я употребила MDMA. Я не могу поверить, что я показываю это на камеру. Мы были слишком молоды, чтобы идти в клуб. Мы сделали это в парке. Мы почитали кое-какую информацию в интернете, и мне было немного страшно. Мы приняли по полтаблетки для начала и засекли время. Я подумала, что MDMA не подействует и слушала музыку на мобильном телефоне, которая мне нравилась. И в следующий момент я ощутила сильный кайф. Это был настоящий экстаз. Даже тот ужасный маленький парк, где мы сидели, показался красивым».

Сегодня вечером Кети собирается принять MDMA на drum-n-bass вечеринке. «Это прекрасный большой грамм. Только что достал у одного парня. О, боже!» Она заворачивает MDMA в папиросную бумагу, чтобы сделать, так называемые «бомбочки». «Мне не нравится то, что я должна буду доставать пакетики в клубе. Так больше шансов быть пойманной». Кети принимает MDMA или экстази в среднем один или два раза в месяц. «Это не единственное, что я делаю. Я повторяю это снова и снова. Но они усиливают чувства и прочее. Я могу легко жить без них. Но пока они есть, я собираюсь использовать то, что возможно. О, боже, мои волосы выглядят ужасно! Я не знаю, почему я так беспокоюсь. Потому что в состоянии, в котором я буду потом, мне будет наплевать. Я думаю, я поэтому так и стараюсь, прежде чем я буду под воздействием. Потому что я знаю, как я буду выглядеть в конце. После первой дозы меня размажет. О, я открою эту в последнюю очередь. Я жду не дождусь, чтобы пойти и покайфовать».

Кети, как правило, принимает первую дозу MDMA прямо перед входом в клуб. Таким образом, она надеется, на входе не будет видно, что она под кайфом. «Вот, маленькая бомба, потому что я не хочу переусердствовать. Чин-чин».

Большинство юзеров глотает экстази вне зависимости, он в порошке или в таблетках. Он начинает усваиваться в желудке. И к тому времени, когда он достигнет тонкой кишки, частицы наркотика поглощаются кровотоком, так как они достаточно малы. Вещество перекачивается в сердце и легкие, а затем по всему телу. В мозгу молекулы перемещаются по тонким капиллярам, стены которых достаточно толстые, чтобы защитить мозг от большинства инородных веществ. Но молекулы MDMA могут проскользнуть через стенки капилляров и проникнуть в мозг. После бомбы MDMA и пары банок сидра у Кети поднимается настроение. «Я действительно не знаю, начался ли кайф. Но я чувствую себя просто замечательно».

MDMA – основной активный ингредиент экстази – был впервые синтезирован в Германии в 1912 году и первоначально был предназначен для использования в качестве средств для свертывания крови. К 1980 году MDMA просочился из лаборатории в ночные клубы в США и на Ибице, где его стали использовать в рекреационных целях. Из-за этой эйфории, которую он вызывает, его стали называть экстази.

Новый клубный наркотик был запрещен. Но это не смогло уменьшить его популярность. К началу 90-х годов в Великобритании в таких популярных принималось более полумиллиона таблеток. Его нелегальный статус означал, что не было указания о том, как наркотик должен был быть сделан и из каких ингредиентов.

Джон Ремси – эксперт по экстази. Он поддерживает базу данных этого наркотика и собрал сотни таблеток экстази за последние 20 лет. «Это таблетка экстази с логотипом «Mitsubishi». У многих таблеток есть уличные названия, которые ссылаются на известные бренды. И испытания показали, что они сильно отличаются по качеству. Я уверен, что люди считают, что если они покупают одну и ту же марку, они получат тот де продукт. Но количество вещества значительно отличается от таблетки к таблетке».

В таблетках конфискованных в 2009 году на фестивале в Гластонбери Джон Ремси выявил только 8% содержания MDMA. Сегодня он тестирует три разные таблетки с тем же логотипом, чтобы узнать, являются ли они настоящими. «Вот эта дает цветную реакцию, а эти две – нет. В этой есть MDMA. Все эти таблетки с логотипом «Mitsubishi». Но только одна из них содержит активное вещество, которое хотят люди. Сейчас пошла такая тенденция, что таблетки совсем не содержат MDMA, а содержат CPP, который я надеюсь, найти в одной из этих. И я думаю, в другой, вероятно, гипс, что вообще чистое надувательство. CPP – это довольно неприятное соединение. Оно вызывает головные боли, заставляет людей чувствовать тошноту. И на самом деле, CPP даже используется в экспериментальных целях, чтобы вызвать мигрень. Это очень неприятное соединение. Последнее время, я думаю, люди перестали доверять таблеткам экстази. И мы увидели появление MDMA в кристаллической форме. И я думаю, идея в том, что кристаллы – это чистая вещь. Но только потому, что препарат является чистым, не обязательно это делает его безопасным. Трудно говорить о безопасности, потому что мы знаем, что MDMA убивает людей. Вероятно, 40 или 50 человек в год умирает от MDMA. Но было очень мало или не было совсем смертных случаев от CPP. Так что это вещество, вероятно, не более опасно, но просто не то, что вы ожидаете».

19-летний Роберт только что успешно сдал экзамены для подготовки к поступлению в университет, и у него теперь есть много свободного времени. «Это было самое длинное лето в моей жизни. Это было невероятно, на самом деле. Я имею в виду, это началось с фестивалей и вечеринок в начале лета, когда я только что закончил учебу. И я мог себе позволить расслабиться после 2-3 лет напряженных занятий».

Роберт впервые попробовал MDMA, когда ему было 17 и принимает наркотик один раз в несколько недель на рейвах. «Я не хочу сказать, что это изменило мою жизнь, но это определенно оказало какое-то влияние на мои взгляды на жизнь. В результате того, что я более открыто и откровенно общался с друзьями, когда я был под наркотиком, я стал более открытым и честным с друзьями, когда я не употребляю наркотик».

Сегодня вечером Роберт и его друзья планируют поехать на тайный хеллоуин-рейв. Подробную информацию о месте вечеринки можно узнать, позвонив по мобильному телефону на автоответчик всего за 2 часа до начала мероприятия. «Сегодня вечеринка состоится на 80 стрит». – «Эти вечеринки легальные?» – « Я думаю, что они все шиворот навыворот – полиция не может закрыть их, если у них нет ордера». – «Вы покупаете MDMA прямо на вечеринке?» – «Нет, я уже купил. Это полграмма». – «Сколько это стоит?» – «20 фунтов».

«Все на одной волне. И многие приняли кислоту и все такое. Мы все просто счастливы – happy hippy».

«В первый раз я попробовал экстази на вечеринке. Я бегал вокруг наполненный энергией и счастьем. И я почувствовал, что мне захотелось поговорить со всеми обо всем. Мне стало интересно, что другие люди хотели сказать. Я чувствовал, что моя точка зрения стала более значимой. Это был очень-очень интересный опыт. Очень много удовольствия».

Роберт, как правило, не готовит какие-то костюмы для рейвов, но на Хэллоуин он попадает под настроение. «Он выглядит, как парень из фильма «Большой Лебовски». Это не большое изменение, я согласен».

Это довольно странное место. Это выглядит, как три или четыре разных комнаты, связанные совместной автостоянкой. Забавно, как часто вам предлагают наркотики. «Каждый четвертый человек, мимо которого вы проходите, говорит: MDMA, кетамин, скорость, таблетки, кислота, сканк, трава – все, что угодно. Все, что вы хотите, вы можете достать здесь. Это своего рода абсурд».

Через полчаса после начала рейва Роберт чувствует, что он готов для первой порции MDMA. Он давит кристаллы в порошок, чтобы вдыхать наркотик. Когда MDMA вдыхается через ноздри, он покрывает слизистую оболочку ноздрей. Затем через мембраны в носу молекулы MDMA поглощаются капиллярами с внутренней стороны. В течение 20-ти минут кровь разносит MDMA по всему телу и он попадает в мозг, где начинается его действие.

«Вдыхание MDMA достаточно неприятно. Кристаллы довольно большие и это немного больно. Но эффект наступает гораздо быстрее. Я только что пришел сюда и только что настраиваюсь на вечеринку. Я имею в виду, действие еще не началось. Как только это произойдет, я буду болтать языком без остановки и подружусь со всеми, кого увижу – с совершенно незнакомыми людьми, но я буду чувствовать эмпатию».

Прошло более 45-ти минут с тех пор, как Кети приняла первую порцию MDMA, и его действие становится очевидным. «Это будет замечательный вечер. Я знаю, я это чувствую. Но я люблю тебя. Я тоже тебя люблю».

Ключ к понимаю того, как мы действуем и чувствуем себя, лежит глубоко внутри головного мозга, где миллионы нервных клеток взаимодействуют между собой, посылая электрические сигналы через сеть. В месте соприкосновения одного нерва с другим есть крошечные промежутки. Здесь сообщения ретранслируются с помощью выброса химических веществ. В одной из сетей экстази нарушает порядок отправления этих химических веществ. И это может создать у человека сильную потребность в интенсивном общении.

«Я больше не чувствую холода. Я чувствую, что меня переполняет любовь и тепло».

После того как экстази попадает в мозг, в промежутки между нервными клетками он выпускает химическое вещество – серотонин, которое влияет на наше настроение. Серотонин взаимодействует с рецепторами на соседние нервные клетки, вызывая приятное состояние. Обычно избыток серотонина реабсорбируется обратно в нервные клетки, которые выпустили его. Но MDMA останавливает этот процесс. Это означает, что серотонин накапливается в щели между клетками и чувство эмпатии усиливается.

«Я хочу, чтобы каждый человек на улице стал моим лучшим другом. Можно мне тебя обнять? И они станут моими друзьями к концу ночи, поверьте. Давайте обнимемся. Давайте зайдем внутрь и оторвемся по полной под ритмы даб степа».

«Возникает определенная связь, когда вы делаете это в хорошей компании. Это действительно «я люблю тебя». Потому что вы любите всех вокруг, как будто ничто не может быть лучше. В то время вам кажется, вы создаете долгосрочные связи на всю жизнь».

«Я подружилась с четвертью посетителей клуба, но у меня еще все впереди».

«Все люди здесь на одной волне – каждый любит всех, и всем хорошо, и мне хорошо, и вам хорошо, и мы все хорошие. Это восхитительно!»

Чувство любовной эмпатии усиливается, поскольку прилив серотонина также вызывает испускание гормона окситоцина в мозге. Окситоцин известен, как гормон любви, и выделяется естественным образом, чтобы формировать взаимоотношения. Например, после секса. Эти ощущения могут быть эквивалентны блаженству после оргазма, так как их описывают отдельные люди. Даже в диких условиях рейва между незнакомыми людьми образуется эта связь.

«Я знаю, этот дух всеобщего единения возникает, когда все употребляют одно и то же вещество и все любят одно и то же подобным образом. Это нечто особенное. Здесь много людей чувствуют одно и то же, поверьте мне».

И хотя драгюзеры давно говорят о способности экстази создавать эмпатию, ученые до сих пор не знаю, как экстази создает этот эффект. Ученые Чикагского университета получили разрешение наблюдать за рекреационными пользователями, находящимися под влиянием MDMA.

31-летний Свет согласился принять участие. Он употребляет MDMA время от времени около 10-ти лет. «Каждый раз все происходит по-другому. В последний раз были только я и моя подруга. Перед этим была вечеринка на дне рождения у друга. Это были чисто танцы». Ученые надеются, что если они узнают, как экстази создает эмпатию, его можно будет использовать для терапии.

«Доброе утро! Как поживаете?» – «Рад вас видеть». – «Я собираюсь дать вам капсулу с препаратом. Вот две капсулы». Свет получает 95 грамм MDMA. Хотя он не знает, есть ли это настоящий MDMA или плацебо. Если подопытный будет знать заранее, у него могут возникнуть какие-либо ожидания. Они знают, если они примут стимулятор, одни должны почувствовать подъем настроения и возбуждения.

Через час после приема препарата Свет уверен в том, что он принял. «Я думаю, сегодня мне дали немного бесплатного экстази». – «Ты в порядке?» – «Да, все замечательно». – «Все замечательно? Окей».

В первом задании Свету показывают фотографии людей с различными выражениями лица. Он должен определить, является ли это лицо счастливым, грустным, сердитым, страшным или нейтральным.

Это упражнение разработано, чтобы узнать, увеличивает или уменьшает экстази нашу способность распознавать эмоции у других людей. Мы хотели бы узнать, действительно ли экстази увеличивает способность различать более тонкие нюансы эмоций. Или, наоборот, если появляется испуганное лицо, подопытный различает, что это действительно испуганное лицо. Или же он может принять его за злобное.

Результаты показывают, что экстази уменьшают способность различать отрицательные эмоции у других. Это может объяснить, почему люди в состоянии общаться более уверено после приема наркотика. Это происходит, потому что они не видят негативные сигналы, которые могут посылать другие люди.

«Это ваше последнее задание. Вы увидите фотографии разных людей. Вы должны оценить их по различным качествам. Что вы чувствуете, глядя на них?» В этой задаче Свет должен оценить каждого человека, которого он видит, насколько привлекательным, умным или надежным они выглядят.

«Я думаю, что чувство эмпатии должно увеличиваться. Это разновидность социабельного чувства. Мы ожидаем, что это приведет к увеличению чувства надежности, дружелюбия, возможно, привлекательности».

Лица, принявшие MDMA, не видят негативные эмоциональные проявления других людей. Эксперты считают, что это они также могут наделять положительными качествами людей, которых они встречают. Выполнив все задания, Свет хочет ощутить эффекты MDMA в более привычных условиях. «Это действительно странно – принимать что-то здесь, в этой маленькой комнате. Для меня экстази – это наркотик для вечеринок. Я хочу потанцевать с девушкой под какую-нибудь быструю музыку. И я буду танцевать до упаду».

На рейве в южном Лондоне MDMA, который Роберт принял раньше, начинает действовать. «Он уже действует на меня. Мне хочется двигаться под музыку, которую я слышу. Вы чувствуете, что энергия наполняет вас, как только экстази начинает действовать. Это называется rolling in America. Вы как бы раскачиваетесь от импульса, который экстази дает вам».

Типичное представление людей об экстази – танцы всю ночь в ночном клубе. И если вы посмотрите на старые кадры из клубов в начале 90-х, вы увидите людей, делающих однообразные танцевальные движения, и их лица искажены гримасами.

Во время господства «Аcid House» в конце 80-х и в начале 90-х за экстази закрепилась репутация наркотика, который заставляет вас танцевать. Человек, который ненавидел до этого танцевальную музыку, пил таблетку и начинал любить ее. Во время рассвета движения каждые выходные проходило более 100 нелегальных рейвов, собиравших до 20-ти тысяч человек танцевавших по несколько дней подряд.

Стимулирующий эффект, который чувствуют рейверы на танцполе происходит, когда экстази активирует другую сеть в мозге. В этой сети допамин передает сообщения, которые управляют движением. И все это приводит к взрыву физической энергии. «Вы будете танцевать под любую музыку, под что угодно, даже под «Soilder Boy» Джастина Бибера. Нет, на самом деле, нет, не под Джастина Бибера, нет».

Мы видим, что после высоких доз MDMA человек и лабораторные животные совершают стереотипные повторяющиеся движения. Крысы бегают по своей клетке предсказуемым образом. Так же поступают и люди. Лица, принявшие экстази, танцуют, совершая повторяющиеся движения час за часом. Это происходит, потому что высвобождение дофамина в части головного мозга, называемой prefrontal cortex, концентрирует их внимание на одной конкретной задаче – в данном случае, на танцах.

Для Кети способность экстази концентрировать ее внимание на ее любимом DMB является одним из ключевых преимуществ наркотика. «Эти звуки рядом с нами. Я не знаю, можете ли вы это слышать, но это ва-ва-ва. Это мой зов природы. Это почти как внетелесный опыт. Вы действительно чувствуете связь с музыкой. Я просто не могу остановиться. Я не хочу, чтобы музыка останавливалась. И вы можете услышать каждый уровень музыки и другие уровни тоже».

После приема экстази рейверы могут сильнее сосредоточиться на музыке благодаря тому, как препарат влияет на основную операционную систему мозга. Нервы в этой сети управляют тем, что происходит по всему мозгу и заставляют нас сосредоточиться на вещах, которые важны.

Когда химические трансмиттеры освобождаются в клетках в этой сети, вместо стимулирования деятельности она угнетает эту деятельность, что позволяет другим более креативным областям мозга работать без контроля.

«В той части мозга очень много серотонинных рецепторов. И мы думаем, когда вы активируете действие серотонина, вы, на самом деле, ослабляете способность мозга управлять процессами, которые в нем происходят. Так, например, часть мозга, которая обрабатывает звук, позволяет нам услышать и интерпретировать музыку новыми и интересными способами».

«Так как я всегда любила DMB, экстази улучшает его восприятие. Эта музыка хаотична, звуки раздаются одновременно. Я могу услышать гораздо больше. Я думаю, что людям, которые слушают поп-музыку и будут смотреть концерт «Spice Girls», не обязательно принимать MDMA».

Многим людям нравится экстази. Но никто не знает, наверняка, наносит ли этот наркотик значительный и долгосрочный ущерб. Но мы знаем, что в редких случаях экстази может убить. И когда такие трагедии случаются, влияние на семью и друзей являются разрушительным.

18-летняя Ли Бетс попала на первые страницы газет в 95-м году, когда она умерла после приема экстази. Ее отец начал кампанию по повышению осведомленности об опасностях вещества.

«Вот фотография моей дочери, как если она лежала на кровати сейчас. Моя дочь заплатила 10 фунтов за эту таблетку, которая, вероятно, стоила ей жизни и привела к распаду семьи».

Когда Дез Дилейни потерял свою дочь Сиабан в 2005 году, экстази была причиной трагедии. «Я никогда не слышал об экстази до смерти Ли Бетс. Рейвы и тому подобное – не было ничего подобного в наших краях. Мы привыкли рассказывать Сиабан про Ли Бетс, об опасностях, которые с этим связаны. Мы просто идем по жизни, думая, что все идеально».

В ночь перед смертью Сиабан была в баре в Ливерпуле, где она, как утверждается, принимала экстази. На следующий день у нее начались припадки, и ее доставили в больницу. Врачи сказали, что у Сиабан состояние, которое называется гипонатриемия, которая также была причиной смерти Ли Бетс.

Гипонатриемия – это редкое состояние, при котором уровень воды в крови становится опасно высоким. Лица, принявшие экстази, подвергаются риску, потому что MDMA приводит в действие гормон, который затруднят мочеиспускание. В организме накапливается больше воды, чем обычно. Кроме того, люди, принимающие экстази, могут пить воды больше, потому что они танцуют всю ночь в жарких, душных ночных клубах. Это может еще больше поднять уровень воды в организме. Высокий уровень воды в крови может вызвать огромные проблемы, когда кровь достигает мозга. Клетки набухают водой, в результате чего мозг давит внутри на череп. В катастрофических ситуациях разбухший мозг толкается вниз по позвоночнику.

«экстази был первопричиной смерти Сиабан». – «Как много таблеток экстази приняла Сиабан?» – «Половину таблетки». – «Но это очень опасный наркотик, не так ли?» – «Люди должны знать, в чем заключается опасность».

Кети хорошо осведомлена о том, что ее близкие сильно беспокоились, когда она начала употреблять экстази в подростковом возрасте. «Я чувствую, что я была слишком молода, когда я думаю сейчас об этом. Когда вы смотрите на 16-летних, вы видите, как они сходят с ума. Это просто некрасиво. И тот стресс, которому я подвергала мою семью, я не желаю никому через это пройти. Теперь я это понимаю». – «Как ты будешь относиться к наркотикам, когда у тебя будут дети?» – «Я не хочу быть лицемером. Я думаю, я никогда этого не допущу. Я никогда не буду покупать своим детям наркотики. Но я расскажу им о них. Я думаю, воспитание более важно, чем просто говорить «Нет, вы не можете это делать». Потому что для некоторых это звучит наоборот как «вы должны это сделать».

Роберту также известно, насколько противоречиво отношение к наркотикам в обществе. Стремясь ограничить влияние этого документального фильма на его будущее, он решил не использовать свое настоящее имя.

«Я не могу сказать, что я полностью открыт. Я имею в виду, потому что это незаконно. Я должен скрывать это от большинства людей. Люди такие, как мои родители, обязательно посчитают это очень опасным наркотиком только из-за негативного освещения в прессе. Я слышал несколько ужасных и катастрофических историй. Всегда есть риск, когда вы принимаете такие препараты, как экстази или MDMA. Но вы всегда рискуете, когда вы делаете что-нибудь для удовольствия».

Сейчас три часа утра, и эффект от первой дорожки MDMA начинает исчезать. Поэтому он принимает еще одну порцию. Кети делает то же самое.

«Я на подъеме сейчас. Я под кайфом. Мой взгляд блуждает вокруг. У меня улыбка на все лицо. Я не могу ее убрать. Я пока приняла только две бомбы. Меня размазало. У меня есть еще несколько в тайнике. А потом я их тоже приму».

По мере того как рейверы принимают больше MDMA, физические эффекты становятся более заметными. В основном это происходит, потому что MDMA вызывает выпуск химического вещества, называемого норадреналин.

Норадреналин нам хорошо знаком, потому что это классический гормон стресса. Когда люди боятся, норадреналин высвобождается. Это заставляет зрачки расширяться, сердце начинает биться быстрее, вы начинаете потеть.

«Я приняла только 2 бомбы и меня размазало. Я не буду лгать. Вы видите по моим глазам».

Норадреналин заставляет зрачки расширяться, воздействуя на мышцы глазного яблока в том месте, где они соединяются с нервными окончаниями. Рейверы также сжимают челюсти. Это происходит, потому что норадреналин возбуждает мышцы челюсти, в результате чего совершается непроизвольные движения.

«Когда я пришел с рейва, я обнаружил, что у меня покусан язык и шатались несколько зубов».

Некоторые стоматологи утверждают, что, на самом деле, одной из причин утраты зубов является прием стимулирующих веществ, а также газированных напитков.

«Если вы не принимали наркотика, когда вы видите кого-то под MDMA, он выглядит довольно устрашающе. Но мое мнение такое, когда я вижу людей, которые делают это, я понимаю, что чем хуже они выглядят, тем кайфовее они себя чувствуют».

Еще одним физическим эффектом экстази является ощущение, что вам жарко. В редких случаях это может привести к состоянию, называемому гипертомией. Мы знаем, что если температура тела превышает 37-38°, у вас начинаются проблемы. Вы начинаете бредить, и у вас могут выйти из строя внутренние органы. Мышцы могут быть повреждены, сердце может быть повреждено, печень может быть повреждена.

Гипертомия начинается в части мозга, который начинается гипоталамус. Эта область действует как внутренний термостат. Это часть мозга, отвечающая за регулирование температуры во всем теле, сообщает нам, холодное наше тело или горячее.

По мнению экспертов, высвобождение большого количества серотонина в этой части мозга может вызвать сбой в работе терморегулятора нашего тела. В атмосфере ночных клубов температура тела может быстро расти. Без охлаждения во многих органах, таких как печень, может установиться высокая температура.

Когда температура тела превышает 40° белки, из которых состоят наши клетки, перестают функционировать нормально. Они изменяют свою структуру подобно тому, как это происходит в теплом молоке. Когда вы греете молоко, на поверхности образуется пенка, потому что белки сворачиваются. Белки связываются между собой, в результате чего клетки перестают функционировать, и органы не работают.

Каждые три месяца Сара Филипс и ее жених Пит приходят в больницу Кингс Колледж в Лондоне для проверки печени. Эта регулярная проверка, которую должна проходить Сара после того, как ей была сделана пересадка печени из-за употребления экстази почти 10 лет назад.

Проблемы с экстази начались у Сары, когда она приняла наркотик на отдыхе на Ибице. Она принимала таблетки в первый раз несколько недель назад и хотела повторить опыт.

«Мы встретили группу парней и приняли таблетки. Мы заговорили об экстази, и он сказал: «Вы когда-нибудь делали это раньше?» Я сказала: «Да, я пробовала один раз». И он сказал типа: «Ты хочешь по половинке со мной?» Я подумала, что я не вижу ничего страшного. Это только половина таблетки экстази. Поэтому я взяла меньшую половинку, и у меня не было от нее никакого эффекта. На следующий день я почувствовала себя плохо. Я действительно себя плохо почувствовала. У меня было постоянный понос, тошнота».

Болезнь Сары продолжалась до конца отпуска. А когда она вернулась домой, она была госпитализирована. После нескольких дней пребывания в больнице ей сказали, что печень сильно повреждена. Они спросили: «Ты употребляла наркотики?» Я сказала: «Нет, я не употребляю наркотики». Они сказали: «Если ты употребляла наркотики, мы должны знать, потому что мы должны разобраться в причинах». Я сказала: «Нет». Моя мама такая, что ей лучше ничего не знать. Так что я просто отрицала употребление каких-либо наркотиков. Я не думала, что эта половина таблетки экстази могла причинить вред».

После двух недель в больнице Сара полностью выздоровела и вернулась к нормальной жизни. Будучи убеждена в том, что экстази не было причиной ее болезни, она снова начала ходить в клубы и принимала экстази еще несколько раз.

Постепенно здоровье Сары начало ухудшаться. Однажды ночью она потеряла сознание и была доставлена обратно в больницу. Моя мама тогда пришла в больницу и попыталась привести меня в чувство. Врачи и медсестры пытались привести меня в чувство и дали седативные препараты, прежде чем я впала в кому. Печень Сары была под угрозой.

Печень – это место где наркотики обрабатываются для удаления токсичных элементов. Ферменты обычно разлагают экстази и отправляют токсичные элементы в почки, где они покидают тело с мочой.

Но некоторые люди не способны разлагать молекулы экстази правильно, потому что у них нет достаточного количества этих ферментов. Большее количество токсичных отходов наркотика остается в печени. Эти отходы могут уничтожать ткани печени. И когда более 90% печени уничтожено, пересадка ткани может быть единственным выходом.

«У меня было 50% шансов на выживание. И затем на следующий день они снизились до 5%. И они сказали моим родителям: «Я думаю, что вам нужно готовиться к похоронам вашей дочери». – «Это очень плохо. И мы думаем, что мы найдем печень для пересадки». И у меня было время только до пятницы, чтобы найти новую печень. В противном случае они бы отключили систему жизнеобеспечения. Очевидно, шансы быстро уменьшались. А потом в 3 часа утра мне позвонили и сказали: «У нас есть печень для вашей дочери».

После окончания пересадки нужно было убедиться, что тело Сары не отторгнет новую печень. Через несколько дней после операции она пришла в сознание. Это было ужасно, потому что я не могла говорить с людьми и моя мама кричала на меня. «Ты должна была сказать мне правду. Ты знаешь, я против наркотиков, но ты моя дочь, ты идиотка», – сказала она мне, как только я очнулась.

Пересадка печени Сары была успешной, но она все еще имеет влияние на ее жизнь. В прошлом году она забеременела, но родила преждевременно и потеряла ребенка. Осложнения из-за пересадки печени сыграли свою роль. Несмотря на это, Сара и Пит по-прежнему надеются завести ребенка в будущем.

«Если Сара забеременеет, нам нужно ждать какие-либо осложнения?» – «Я не думаю, что вы должны опасаться чего-либо. Но ваш случай вписывается в то, что мы называем высоким риском беременности. Самым большим риском является недоношенность. Но, на самом деле, в целом мы надеемся вместе с нашими коллегами-акушерами, что у вас будет нормальная беременность и нормальный ребенок. Вот к чему мы должны стремиться. Это одна из причин, чтобы помочь вам быть живой и здоровой».

«Я знаю очень много людей, которые это делают каждые выходные. И не просто одну или две таблетки, возможно, шесть или семь за одну ночь. А я только пару. И меньше, чем 10 штук всю свою жизнь. И это оказало большое влияние на всю мою жизнь. Тем не менее, по сей день имеет большое влияние на мою жизнь».

Сейчас 5 утра. Кети и ее товарищи покинули клуб. «Что за толпа народу? Мы буквально разнесли его в дребезги. Совершенно незнакомые люди, объединившись в течение нескольких часов на танцполе, сходили с ума».

Девушки идут домой, чтобы успокоиться. После нескольких часов эффекты MDMA начинают стираться и любвиобильный кайф спадает. Рецепторы в головном мозге устали от безумной деятельности и в меньшей степени стимулируются серотонином. Постепенно он начинает разрушаться и исчезает.

«Я еще не отошла. Мои глаза мечутся вверх и вниз. Мое зрение еще не совсем в порядке, и я не понимаю, о чем мы говорили. От половины грамма у меня есть две довольно больших бомбочки». – «Ты думаешь, ты сохранишь их для следующего раза?» – «Наверное, нет. Посмотрим, что будет дальше. Все зависит от того, что все остальные делают. Потому что я не хочу это делать просто так, без оснований. Потому что у вас есть эта связь, и это действительно круто, когда вы все на одной волне и вам не нужно объяснять что-то друг другу. Все и так все понимают без слов. Это как будто я знаю, откуда вы и кто вы. Вот что мне нравится. Я до сих пор не могу вспомнить, что это за вопрос был».

В южном Лондоне ночь подходит к концу, и Роберт раздумывает, принять ли остатки MDMA. «Солнце всходит, но мы можем остаться здесь еще на час или два, наверное. Так что я собираюсь принять еще немного, только чтобы поддержать энергию. Я чувствую себя отлично. Но я знаю, примерно через полчаса я начну притормаживать».

Многие пользователи экстази стараются поддержать себя до утра, принимая все больше препарата. Но часто приятные ощущения ускользают от них. Это потому, что существует ограниченное количество доступного серотонина. И его массовое испускание исчерпало запасы.

«Я чувствую, что мое тело истощено, но мой мозг все еще в возбужденном состоянии». Последствия приема экстази не заканчиваются на следующий день. Мозгу может понадобиться около недели, чтобы восстановить нормальную концентрацию серотонина. Некоторые исследователи считают, что угнетенное состояние в середине недели – результат того, что люди оставались на ногах весь уикенд и что их мозг пытается вновь синтезировать серотонин.

Краткосрочные депрессивные эффекты экстази хорошо известны. Но есть те, кто считает, что экстази не только может вызвать депрессию, но и помочь вылечить ее. Корни лекартвенной терапии с помощью MDMA лежат в конце 60-х годов, когда Александр Шульгин, названный после этого «крестным отцом экстази», синтезировал это соединение в своей садовой лаборатории.

«Эффекты экстази произвели на него большое впечатление. У него было опьяняющее действие. Я видел, чего я мог добиться, умело применяя его. Но я не стремился к поиску удовольствий. Я стремился найти новые вещества».

Шульгин дал MDMA своим друзьям-психологам. И в скором времени препарат стал широко использоваться на терапевтических сеансах. Наркотик стал употребляться нелегально, когда он был запрещен. Однако недавно началось движение за легализацию MDMA для использования в терапевтических целях для людей с посттравматическим стрессовым расстройством.

«MDMA эффектно воздействует на больных, уменьшая чувство страха в ответ на эмоциональные угрозы. У людей, страдающих от посттравматического стрессового расстройства, имеются травмы, которые они не смогли преодолеть. Но использование MDMA позволяет укрепить способность людей принять и переосмыслить эмоциональные проблемы за очень короткий промежуток времени».

В этом году начнется крупное тестирование MDMA для терапии ветеранов Ирака и Афганистана, страдающих от посттравматического стрессового расстройства. Его проведение стало возможным после успешных случаев лечения больных с этой болезнью, а также тех, кто страдает неизлечимыми болезнями.

«Мы установили, что люди, которые страдают от посттравматического стрессового расстройства (в среднем 19 лет) и были устойчивы к лечению другими методами, после трех или 3,5 месяцев лечения с помощью MDMA были вылечены от посттравматического стрессового расстройства более 80-ти% случаев. Я думаю, что через 10 лет MDMA будут прописывать по рецепту».

Сью Стивенс впервые столкнулся с MDMA, когда ее мужу был поставлен диагноз рак почки. «Шейн, безусловно, был и является любовью всей моей жизни. Вскоре после того как у Шейна нашли рак, в первый раз в их отношениях возникла напряженность. Если он говорил: «Я должен идти на прием к врачу» или это происходит, я напрягалась, и я думала: «Рак. Визит к врачу. Смерть». И у меня начинала кружиться голова, и я начинала плакать. У нас наступила напряженность во взаимоотношениях. Наш дом перестал быть счастливым местом. Там было очень много стресса».

Друг, который слышал об использовании MDMA для терапии взаимоотношений, предложил паре попробовать наркотик совместно, чтобы разобраться в их проблемах. «Моя реакция была: «Что? Это незаконный наркотик. Мы не можем делать этого. Это последнее, что нам нужно сейчас – полиция, которая колотит в двери». Такова была моя внутренняя реакция. Мы никогда бы не подумали, что уличный наркотик может быть тем, что нам нужно».

Поскольку экстази является незаконным и не признается в качестве терапевтического средства традиционными врачами, Сью и Шейн прибегли к помощи андеграундного врача, которого они пригласили в ту ночь, когда приняли наркотик в первый раз.

«Мы сидели и смотрели фильм. Он назывался «Красотка». Мы просидели и просмотрели фильм где-то полчаса. Вау! Это дерьмовый фильм. Чего мы ждем? И вдруг – бах! Все оживилось. Как будто наркотик подействовал. И он смотрит на меня, берет меня за руку и говорит: «Ладно, давай пообщаемся. Я знаю, что ты хочешь обсудить. Давай сдвинем это в сторону. Давай уберем болезнь с пути. Давай станем союзниками против него. Давай поговорим». Когда вы принимаете MDMA, мысли не могут нанести вам вред. Слова не могут нанести вам вред. Вы можете почувствовать их. Но боль не приходит вместе с ними. Слова, безусловно, оказывают влияние. Если бы у нас не было того первого терапевтического сеанса, мы бы не были вместе в момент его смерти».

Сью и Шейн принимали MDMA вместе еще три раза и убедились, что это радикально улучшает их способность обсуждать неизлечимую болезнь Шейна межу сеансами. «Наш заключительный сеанс терапии происходил за 28 дней до его смерти. Почему мы записали это на видео – я все еще не совсем уверена. Я как бы думаю, что я просто записала это для себя. Хотя мне до сих пор очень трудно это смотреть. Мы принимали MDMA, чтобы быть ближе, чтобы мысленно пережить все эти годы, которые будут отняты у нас. Чтобы иметь еще одну душевную связь, прежде чем он уйдет. Там есть момент, где он откидывается назад и говорит: «Как приятно не чувствовать рак сегодня». Потому что в некотором смысле это была ночь без рака. Я скучаю по этому моменту».

После смерти Шейна Сью снова обратилась к помощи MDMA. Но на этот раз она принимала наркотик под присмотром врача, который помог ей уменьшить горе. «Я не могу назвать это наркотиком. Это, скорее, лекарство для меня. Он спас мне жизнь. Я видела, как он помог многим людям. Для меня это лекарство».

Терапия с помощью MDMA остается под вопросом учитывая проблемы, возникающие при употреблении у рекреационных юзеров. Некоторые эксперты считают, что опасность экстази в том, что это стартовый наркотик. Когда мы начали изучать MDMA, многие принимали только этот наркотик. Они приняли только экстази. Последние 10 лет стала распространяться полинаркомания. Они принимали экстази в сочетании с другими веществами. Если вы принимаете экстази, велика вероятность того, что вы будете принимать другие незаконные наркотики.

Сын Глена Лесанта Нимай начал принимать экстази и MDMA. Но вскоре он начал принимать и другие наркотики. «Если вы посмотрите на эту фотографию, вы увидите, в каком направлении идет его жизнь и какую роль в этом играют наркотики. Нимай был очень интересным человеком. Это стало ясно еще в детстве. Первые слова, которые он написал: «Диск, файл и сохранить». Я не шучу. Это действительно было так. Он жаждал знаний. Можно сказать, он впитывал информацию на протяжении всей своей жизни. К сожалению, это часто приводит к скуке, не так ли? Потому что окружающее общество не стыковалось с этим типом гиперинтеллекта».

В школе Нимай разочаровывался в формальном образовании. Он начал проводить меньше времени в школе и больше времени с ди-джеями. Клубная жизнь привела к тому, что Нимай познакомился с экстази. Вскоре экстази стал оказывать негативное влияние на его жизнь.

Если вы живете в таком городе, как Брайтон, вы можете ходить на рейвы каждую ночь. Вы действительно можете. Вы можете пойти и сделать это. Я думаю, это произойдет рано или поздно, вы сделаете это. Мы знаем, что есть разница, если вы пьете вино в ресторане с друзьями или тоскливо распиваете бутылку вина, сидя перед телевизором. Вы точно попадаете в ситуацию, в которой вы попытаетесь заполнить пустоту. И как вы собираетесь ее заполнить? Вы употребите больше наркотика.

Нимай жил вне дома, в Брайтоне, и употреблял экстази и другие наркотики, к том числе кетамин и GHB. До Глена дошли слухи, что его сын попал в беду, и он уговорил его вернуться и оставаться в семейном доме. В первый же вечер, когда он остался дома, его тошнило по всей комнате. И я думаю, что это был момент, когда я понял, что проблема серьезная. Я позвал его, и он сказал: «Нет, нет, я не принимаю ничего». И я знал, что он лжет.

Ситуация улучшилась: Нимай устроился на работу и собирался поступить в местный университет. Но вскоре прежняя жизнь дала о себе знать. «Он снова начал ездить в Брайтон, чтобы повидаться с друзьями. Но я знал, что происходит, потому что он не мог идти на работу в следующий понедельник. Потому что он, очевидно, был не в состоянии после выходных. И он приехал сюда в пятницу перед смертью. И когда он поехал на станцию, я сказал: «Будь осторожен». Потому что я знал, куда он идет и что он собирается делать. И я подумал, что мы должны помочь ему в следующий раз, когда он вернется. Мы снимем его с наркотиков. И он поживет с нами несколько недель, прежде чем отправится на занятие.

Конечно, он не вернулся. Он был у друга на квартире, и они никуда не выходили. Они приняли максимальное количество наркотических средств. Они употребляли все, что можно. Они употребляли кокаин, амфитамин, кетамин, жидкий экстази, MDMA, GHB и, видимо, они курили героин. Они начали марафонить в пятницу вечером, продолжили в субботу, а в воскресенье его друг должен идти на работу. Так что он оставил Нимая спать. Он посылал SMS на телефон Нимая: «Не употребляй все сам, оставь немного для меня».

Нимай, вероятно, был уже мертв, когда его друг прислал SMS. Токсикологи посчитали, что причиной была экстази. Но потом расследование установило, что было несколько причин. Я реалист и я знаю, что он умер страшной смертью. В таком состоянии он должен был захлебнуться. Центральная нервная система перестает работать, поэтому легкие прекращают работать. Когда легкие прекращают двигаться, они заполняются жидкостью. Это означает, что мозг остается жив, в то время как организм умирает. Но тело не может ничего с этим поделать. И люди, которые думают: «Меня не волнует, если это убьет меня, потому что я просто засну и я буду под кайфом, и это будет круто». Это фигня. Все будет по-другому. Это будет ужасно».

Вот комментарий, где написано: «Ты всегда хорошо поступал на фестивале, приятель. Покойся с миром», «Когда он был на вертушках, он уделывал всех», «Он был очень-очень хорош в этом. Мы встречались всего несколько раз, но это было круто. За большой клуб в небесах и за тебя мы поднимем бокалы». Я не могу читать это больше. Извините.

Говорят, время лечит. Но это не так. Это действительно, не так. Просто кожа становится толще, и вы меньше чувствуете боль. Он мертв уже два года без двух недель. А я чувствую, как будто вчера, тот телефонный звонок. И в самом деле иногда даже хуже. Я не пожелал бы этого и злейшему врагу».

Сейчас 8 утра, воскресное утро. Роберт принял последнюю порцию MDMA 2 часа назад. «Я достиг пика и сейчас меня отпускает. Да, все уменьшается, но не сильно уменьшается, но настроение бодрое, настроение всегда хорошее. Мы всегда радуемся. Это добрый знак, когда вы покидаете рейв с улыбкой на лице, несмотря на то, что вы «на отходняке» и чувствуете себя, как дерьмо. Вы все еще идете по улице и счастливо улыбаетесь с широкой улыбкой на лице».

«Меня называли «Кети-паникерка». Как только появляется солнечный свет, я всегда очень переживаю о том, как я выгляжу. Обычно я выгляжу отвратительно. Ваш желудок совершенно пустой, но вы не можете ничего есть, вы не хотите поесть, и вы медленно начинаете увядать. Я немного устала, но не очень, на самом деле. Я чувствую себя прекрасно. Я не могу дождаться момента, когда я смогу покурить косяк, полежать, укутавшись в одеяло, и посмотреть кино. Вот я и дома. Это замечательно».

Кети борется с похмельем с помощью витаминов и марихуаны. «Мне нравится покурить дома утром после ночной вечеринки, когда я возвращаюсь домой. Нет другого дела на весь день, чем просто расслабиться. Я так устала, что я едва могу держать глаза открытыми».

Многие клаберы любят расслабиться с помощью косяка, когда они возвращаются домой. Но этот кайф может иметь побочные эффекты, такие как беспокойство и паранойю.

«Я думаю, что мы хорошо провели время. Не так ли, ребята?» – «Да». – «Меня понемногу грузит. Утро продолжается. Я собираюсь проспать весь день. Это Хэллоуин. Я думаю, никто не будет ожидать от меня слишком многого».

«Я никогда не думал, что я стану употреблять наркотики когда-нибудь, когда я был ребенком. Но под экстази вы чувствуете себя намного более разговорчивым, доброжелательным, открытым, честным и чутким. Я не могу сказать, собираюсь ли я принимать экстази и в будущем. Я не думаю, что я буду потреблять его, когда мне будет 40 или 50. Я думаю, что к тому времени я должен буду немного успокоиться. Но кто знает? Кто знает?»

«Я любила и обожала всех, кто встречался мне по дороге. И я желала, чтобы они стали моими лучшими друзьями на всю жизнь. Я понятия не имею, кто они такие, очевидно». – «Не чувствуешь ли ты, что это немного поверхностно? Ты понимаешь, что я имею в виду?» – «Да, но кого это волнует. Очевидно, я не собираюсь дружить с ними. Меня это не волнует. Просто в данный момент это происходит, и вы просто наслаждаетесь, пока вы там. И это действует. Я просто хочу спать. И это поможет мне. Я бы не сказала, что MDMA и другие вещества играют важную роль в моей жизни. Это не единственное, чем я занимаюсь. Я хорошо училась в школе. Я сейчас в университете. Я много путешествую. Я этим занимаюсь, и мне это нравится».

«Ваш кандидат медицинских наук, психиатр-нарколог, психотерапевт, Болдырев Олег.»

Пост был для вас полезен?

Тогда пожалуйста, сделайте следующее...

  1. Поставьте «лайк».
  2. Поделитесь этим постом с друзьями в социальных сетях.
  3. И конечно же, оставьте свой комментарий ниже :)

Поиск по сайту

Подпишись и получи бесплатно книгу от Олега Болдырева
YouTube канал
Изучите проблему и решение на моём канале YouTube
Моя книга
Энциклопедия независимости (Богданчиков В., Болдырев О., Сурайкин А.) 2006г.
VKontakte